Воскресенский некрополь Симбирска-Ульяновска XIX - XXI веков

Реестр известных захоронений

Минаевы Дмитрий Иванович, 1807-1876,Дмитрий Дмитриевич 1835-1889 Литераторы 1 кв.

О смерти симбирского поэта Дмитрия Минаева

  

Тихо и незаметно прошла в Ульяновске круглая дата 125-летия со дня смерти в своё время знаменитого на всю Россию поэта Дмитрия Дмитриевича Минаева. В день его памяти не было ни одного цветочка на его могиле. Музейные работники и литературоведы тоже его никак не вспомнили.

Русский поэт-сатирик, журналист, переводчик, критик скончался в Симбирске 10 июля (22 июля по новому стилю) 1889 года.

Родился 21 октября (2 ноября) 1835 года тоже в Симбирске в семье офицера, Дмитрия Ивановича Минаева, поэта, переводчика «Слова о полку Игореве». Но писать стихи младший Минаев стал не сразу.

В 1847—1851 годах он обучался в Дворянском полку (курса не окончил).

В 1852 году сдал экзамены на первый классный чин и около трёх лет служил в Симбирской казенной палате. В 1855 году переехал в Петербург, где устроился чиновником Министерства внутренних дел. В 1857 году ушёл в отставку и занялся только литературной работой. Вначале Минаев печатается во второстепенных петербургских журналах и газетах, выступая с лирическими, а затем и сатирическими стихотворениями и переводами. В 1859 году выпустил сборник литературных пародий «Перепевы. Стихотворения обличительного поэта». Сотрудничал в демократических журналах, в том числе в «Современнике», «Русском слове», «Искре», где развернулось дарование Минаева как поэта-сатирика. В 1862 году несколько месяцев редактировал сатирический журнал «Гудок». Примыкая к некрасовской школе, в своих стихах занимал левые радикально-демократические позиции, выражал сочувствие угнетённой деревне, «обличал» либералов, бюрократов, консервативную печать и цензуру. Его ещё называли «королём рифмы», мастером эпиграммы, пародии, фельетона в стихах и особенно каламбура.

Рифмовать моя стихия и легко пишу стихи я,

Без задержки, без отсрочки я бегу от строчки к строчке.

Даже к финским скалам бурым обращаюсь с каламбуром.

Про сибирян в 1861 году он сочинил целую поэму «Губернская фотография».

Если заглянуть в российскую историю, в этот год наблюдался подъём настроения, связанного с реформами императора Александра I. Но эти реформы в России длились недолго. И те, кто слишком много о себе мнил и верил в демократию, оказывались за решёткой. То же самое произошло с Минаевым, он даже пытался покончить жизнь самоубийством.

В царствование Александра III, когда начали «закручивать гайки», поэту оставаться в столице стало трудно. Так, спустя почти 20 лет, он вернулся в родной Симбирск. Но город встретил его холодно, симбиряне не простили ему «Губернскую фотографию», где были упомянуты фамилии многих известных симбирян не совсем лицеприятно. Для примера, вот так начинается эта поэма:

О, муза волжская, садись-ка!

И не стыдясь, без покрывал,

Всем обитателям Симбирска

 

Сложи пристойный мадригал.

Воспой помещичьи заразы,

Землевладельцев плач и гам,

И наших барышень проказы,

И прогрессивность наших дам.

 

Воспой все редкости Юрлова

И оскоплённый наш бульвар,

Гальванопластику Бычкова,

Театр, два клуба и базар.

 

Почти клобук архиерея

И шлейф игуменьи-брюзги,

Житьё Фатьянова Андрея

И всех Бестужевых мозги,

 

Отчизну вони, грязи, сплетен,

Где Тумский верен старине,

Где наш соборный поп Охотин

Кадит Христу и сатане.

И когда поэт умер от воспаления лёгких, пришли проститься с ним единицы. «Тишайший из городов, чутко прислушивавшийся ко всякой вести о служебном перемещении чиновника или сватовстве в купеческой семье, конечно, не знал о его кончине и потому не мог устроить подобающих похорон, – писал хранитель музея Симбирской архивной комиссии П.А. Александров, – Скромный гроб провожали пять-шесть человек, в числе которых находились сотрудник самарской газеты В.И. Старостин, живший тогда в Симбирске, поэт А.А. Коринфский, П.П. Розанов и др.».

Дмитрий Дмитриевич был похоронен рядом с отцом, поэтом Дмитрием Ивановичем Минаевым «на старейшем и давно заброшенном» подгорном кладбище Сошествия Святого Духа (Духосошественском, Святодуховском, Духовском), которое впоследствии получило в народе название «Минаевского». На могиле поставили обычный крест.

Только спустя 10 лет после его смерти симбирский губернатор Владимир Николаевич Акинфов (p.s.: губернатор, который подарил городу железную дорогу, архивную комиссию, при нём были узаконены права симбирских евреев и так далее. Он занимал губернаторское кресло в 1893-1902 гг.) поднимает вопрос о сборе средств на памятник на могиле поэта Минаева.

А в то время для того, чтобы собрать деньги на памятник, необходимо было иметь разрешение министерства внутренних дел России. Но департамент полиции отзывается о Минаеве крайне негативно, пишет, что он никакой поэт, и по своим политическим взглядам недостоин памятника.

Однако, 3 декабря 1897 г. всё же был получен положительный ответ главы МВД И.Л. Горемыкина. Не исключено, что пролоббировал интересы симбирян их бывший губернатор Н.П. Долгово-Сабуров, занимавший в то время пост товарища министра.

В результате памятник на могиле Минаева был открыт 21 июня 1899 году в присутствии первых лиц города и губернии, взвода учащихся кадетского корпуса и публики – всего около ста человек. Его отлили на чугунно-литейном заводе Николая Голубкова. После чего он был выкрашен белой краской так, что некоторые принимали его за мраморный.

К сожалению, кладбище Святого Духа в 50-е годы в связи со строительством Куйбышевского водохранилища попадало под подтопление. Поэтому с начала 50-х годов ульяновские краеведы во главе с литературоведом Петром Бейсовым подняли вопрос о переносе памятника на другое кладбище. В 1954 году памятник перенесли на городское кладбище (нынче это Воскресенский некрополь на ул. Карла Маркса).

К слову сказать, в настоящее время это единственное дореволюционное надгробие на городском кладбище Ульяновска, официально взятое на государственную охрану. Решениями Ульяновского облисполкома № 223/5 от 16 марта 1957 г. и № 345/11 от 16 мая 1968 г. могила отца и сына Минаевых была внесена в список памятников государственного значения.

Уже в наши дни произошёл казус, связанный с портретом этого очень талантливого и незаслуженно забытого поэта.

Как упоминалось выше, его отец Минаева, Дмитрий Иванович, тоже был поэтом. Но его портрета не сохранилось. И когда стали делать галерею наших великих земляков, портрета Минаева-старшего не оказалось. И тогда «предприимчивые» создатели галереи взяли портрет Дмитрия Дмитриевича в старости и подписали его Дмитрием Ивановичем, портрет самого Дмитрия Дмитриевича тоже повесили, только в молодости. Так сын «ответил» за отца.

В будущем году осенью грядёт очередной юбилей Дмитрия Минаева,180 лет со дня рождения (напомним, он родился в 1835 году).

Будем надеяться, что ситуация, связанная с сохранением памяти поэта, изменится. Ограда, памятник и надгробные плиты отца и сына, к сожалению, сильно обветшали и требуют реставрации.